Литературная школа русскоязычного хоррора

Вот эта тема (спасибо за ее создание Андрею Сенникову a.k.a @Heckel) заставила меня вспомнить то, о чем написал не так давно небезызвестный отечественный автор (в том числе автор ужасов, мистики, триллера) Виктор Точинов. Это из обзора, который Виктор сделал по финалистам очередного конкурса Чертова Дюжина (полностью - здесь):
Ровно десять лет назад, так уж сложилось, я проводил зиму в одиночестве в дачном поселке... Ночь, во все домах ни огонечка, за рекой воют не то волки, не то бродячие собаки, пустой дом издает самые загадочные звуки, — а я сижу и читаю, как член жюри, рассказы конкурса «Возрождение традиций», организованного М. Парфеновым и ЛО «Тьма»... Обстановка для чтения рассказов-ужастиков была подходящая, а вот сами рассказы подкачали, — в основном слабенькие, графоманские. Тем ценнее стали жемчужины, отысканные в той куче — именно тогда я узнал имена Андрея Сенникова и Владислава Женевского (долгих тебе лет, Андрей, и вечная память Владу).

Прошло десять лет.... Очередной конкурс, очередные рассказы. Если сравнить с прошлогодней «Чертовой дюжиной», изменения менее заметны, но в сравнении с «Возрождением традиций» — небо и земля. Лютую графомань читать уже не приходится... Придраться, разумеется, всегда есть к чему — но сами придирки теперь другого уровня, профессионального.

Факт налицо: из графоманской «песочницы» постепенно, исподволь, сложилась, не побоюсь этого термина, литературная школа российского хоррора... Достаточно самобытная, влияние нашей фантастики/фэнтези есть, но минимальное, глаз не режет.

Факт отрадный, но есть в нем и ложка дегтя... Чувствуется, что большая часть текстов написана лучшими представителями одной школы. В стилистике чувствуется, например. А еще в выборе тем для рассказов... Восемь финалистов из тринадцати пишут о возвращении/оживлении мертвецов (даже девять, если сосчитать рассказ «Мертвец», где некромантский опыт планировался, но был отложен). Перебор... Даже если намечается тематическая антология и финалисты писали с прицелом на нее, — все равно перебор.
Все это отчасти перекликается с тем моим наблюдением, которым я некоторое время назад начал то тут, то там делиться. Что у нас в жанре выросло новое поколение авторов.

Можно ли говорить о некоей уже "школе" в русскоязычном хорроре? О каких-то знаковых чертах этой "школы"? Если да, то о каких?
«13

Комментарии

  • >Можно ли говорить о некоей уже "школе" в русскоязычном хорроре? О каких-то знаковых чертах этой "школы"? Если да, то о каких?



    То хорошее, что есть в русскоязычном хорроре - оно очень разное, под одну гребенку не причешешь и общих черт не найдешь. И этого хорошего, к сожалению, не так уж и много. К тому же часть русскоязычного хоррора может напрямую наследовать классической лавкрафтиане, то есть иметь американские корни.

    Если же говорить именно о русском хорроре, то у него, по идее, должны быть прочные фольклорные корни. Но кто из современных авторов пишет в таком духе и пишет хорошо - я, например, не знаю. А вот русскоязычный хоррор с прочными татарскими фольклорными корнями, причём тщательно прописанный, действительно существует - я имею в виду дилогию "Убыр" Шамиля Идиатуллина. Но и эта дилогия на общем фоне выглядит уникально - потому что ничего подобного просто нет.

    Романы и рассказы Андрея Дашкова тоже стоят особняком, просто потому, что ничего подобного дашковскому "постапокалиптическому некрореализму" в наших палестинах не существует. Илья Масодов тоже уникален, да и давным-давно уже не пишет.

    Вдобавок, есть ещё авторы, которые написали буквально один-два рассказа и куда-то пропали, а рассказы эти едва ли будут включены в какую-то бумажную антологию, оставаясь в категории "сетературы".

    Очень много откровенного трэша, который в самом лучшем случае можно прочесть ровно один раз. Очень редко среди такого трэша попадаются опусы типа "так плохо, что даже хорошо" - но и они, как правило, тоже на один раз. Из последней категории, например, был "День шмангов" некоего Игоря Мортиса - всю башку отхохотать! Некоторым авторам, при несомненной оригинальности их вещей, порой не хватает элементарной грамотности и внимательности. Некоторым авторам лучше было бы вообще не марать бумагу - в первую очередь это относится к покойному Юрию Петухову, шизофренику и графоману.

    Хоррор "кинговской школы" с его обильными описаниями людского быта (и вторжением в этот быт сверхъестественного ужаса) нашим авторам обычно удаётся не очень хорошо - не хватает кинговской сверхъестественной тщательности и внимания к деталям.

    "Сибирская жуть" Бушкова и Буровского оставляет очень тяжёлое и неоднозначное впечатление - вкрапление редких жемчужин сверхъестественного ужаса и подлинного сибирского фольклора среди тонн отвратительного мусорного новодела и не менее мусорных комментариев составителей. Чтобы найти эти самые жемчужинки, приходится перелопатить тонны вонючего навоза, который потом отчаянно пытаешься вытряхнуть из памяти. Причём чем дальше - тем хуже, последние сборники уже практически невозможно читать.

    Из "неотшлифованных алмазов" - весь цикл рассказов Олега Новгородова про район Опольцево.
  • @Zorgongollac , я думаю, что Виктор Точинов имел в виду другое. В смысле других авторов. Дашков, Бушков, Мортис, да практически все названные вами авторы (я бы добавил к ним еще самого Точинова, а также Щеголева и еще несколько имен) к вот этой "школе", о которой Точинов пишет, кажется, как раз НЕ относятся. Это, так сказать, "предыдущее поколение".
    Вот Точинов пишет об этой "школе":
    влияние нашей фантастики/фэнтези есть, но минимальное, глаз не режет.
    Вот говоря о Дашкове, самом Точинове, Щеголеве и некоторых других (Петухова и Мортиса я, честно сказать, вообще бы не считал) - там влияние фантастики и т.д. как раз заметно и очевидно.
    Точинов говорит скорее о новом поколении авторов. Ну, я условно называю сам это "новый поколением", т.к. по моим наблюдениям основу этой "темной волны" составляют авторы примерно одного возраста (хотя среди них и те, кто старше или моложе). Еще один возможный критерий - авторы, которые начали издаваться, публиковаться относительно недавно, в последние несколько лет. Как в авторских книгах (Бобылева, Образцов), так и в межавторских сборниках, или и так и этак (Кожин).
    В соседней теме @Heckel назвал ряд имен, назову и я, частично продублировав его список. Порядок произвольный и, конечно, этот список может и должен варьироваться, т.к. появляются новые имена, кто-то из молодых авторов выходит на новый уровень и т.д. и т.п.:
    Олег Кожин, Александр Матюхин, Максим Кабир, Владимир Кузнецов, Константин Образцов, Наталья Лебедева, Дарья Бобылева, Владислав Женевский (увы, скончался в 2015-м), Александр Подольский, Андрей Сенников, Дмитрий Тихонов и другие.
    Приложу обложки книг, в которых эти авторы публиковались, все книги изданы за последние несколько лет, примерно 2014-2015 годы, т.е. тут действительно можно уже говорить если не о "школе", то о некоей волне, о явлении, что мне и интересно, т.к. я многих авторов знаю, сам к этой волне неким образом могу быть причислен.

  • По поводу выбора одинаковых тем - простое совпадение. Насчет всего остального - школа не школа, но некая "банда" точно сформировалась. Есть ли у нее отличительные черты, в том числе стилистические? За всю банду не стал бы говорить, возможно и есть что-то общее в стиле, но, например, я почти всегда отличаю Тихонова от Кабира или Сенникова от Кожина. А вообще вопрос интересный, конечно.
  • @Senoid , да, вот и мне интересно. Из тех, чей стиль для меня узнаваем (не в 100% случаев, но часто), назову Сенникова, Кожина, Тихонова, Кузнецова, Кабира, Женевского, Матюхина.
  • одинаковых тем
    Собственно, некоторая проблема имхо с этим существует. На ЧД, особенно на первых кругах отбора, с оригинальностью было туговато.
    Нет-нет, но и в ССК или ТС попадаются довольно примитивные (в плане сюжета) истории, которые лично мне не по нраву. Впрочем, возможно, это вкусовщина.

  • С оригинальностью везде туго, все придумано до нас. Но Точинов говорил конкретно о мотиве возвращения мертвецов. Быть может, новый тренд?) В прошлом году был бум мальчишеских деревенских ужасов, теперь вот мертвяки поперли.
  • С оригинальностью везде туго, все придумано до нас.
    Это понятно. :) Другое дело, что иногда автор просто пересказывает уже и без того опостылевшее, без намека на какой-нить необычный финт, новый лад, новый акцент что ли... Больше байка, а не рассказ получается.
  • Но Точинов говорил конкретно о мотиве возвращения мертвецов. Быть может, новый тренд?)
    Было такое интервью Александра Щёголева, кажется, Владимирский вёл его, в котором Александр довольно складно выводил популярность темы возвращения мертвых именно в отечественной культуре. Я подробностей не помню, но звучало очень неплохо.
  • Быть может, новый тренд?
    Да какой же новый, когда это старинная фольклорная традиция, причём отнюдь не только славянская? Только что в авторской литературе в наших палестинах редко затрагивалась.

    Но... можно ведь и А. К. Толстого вспомнить. "Упырь", "Семья вурдалака". Правда, при жизни автора был опубликован в 1841 году только "Упырь", а "Семья вурдалака" была опубликована уже посмертно.

    Кстати, о вурдалаках, да...
  • Наш фольклер очень благодатная почва для хоррора. Другое дело что понятны эти произведения будут исключительно славянскому человеку, хотя если рассказ написан грамотно то иностранец может просто увлечься сюжетом. Как например мы порой смотрим хорроры про японскую нечисть.
  • Другое дело что понятны эти произведения будут исключительно славянскому человеку
    Это зависит только от таланта автора. Ни от чего более.

    Я не зря упомянул слово "вурдалак". Его придумал Александр Сергеевич Пушкин, исказив старинное слово "волкодлак", то есть волк-оборотень. И ведь, внезапно, слово прижилось не только в России, но и за её пределами, в различных вариантах написания. Причём прижилось с подачи Алексея Константиновича Толстого и его "Семьи вурдалака". Правда, обозначать стало уже не оборотня, а вампира.

    Клод Сеньоль большей частью писал рассказы и повести, основанные на фольклоре французской области Овернь. Читаются замечательно, даром что фольклор совсем чужой и далёкий.

    Шамиль Идиатуллин написал "Убыра", основанного на татарском фольклоре. Тоже читается замечательно.

    Классическая английская "ghost story" это тоже фольклор - без разницы, есть ли авторство у произведения или же оно утрачено.

    И т. д., и т. п.

    Так что фольклорный хоррор писать можно и нужно - был бы по-настоящему интересный, а там и известность придёт потихонечку, и, возможно, переводы на другие языки...

  • satalking, вы здорово недооцениваете известность русского фольклора, как ни странно. Навскидку помню три комикса с одной только Бабой Ягой: "Хеллбой", "Сказки" (Fables) и "Сказки братьев Гримм" от "Зенескоп". В последних двух случаях, правда, героиню изрядно "переосмыслили", но это касается и остальных тамошних сказочных персонажей. Был еще роман "Бессмертный", например - догадайтесь, про какого персонажа? Правда, я его пока не читал, ничего сказать не могу.
    Словом, подозреваю, что средний американец про Бабу Ягу знает таки больше, чем про Рокуруби, например.
  • >Словом, подозреваю, что средний американец про Бабу Ягу знает таки больше, чем про Рокуруби, например.

    ...А уж европеец - и тем более. Причём, внезапно, и благодаря музыке. Спасибо Мусоргскому и Чайковскому!
  • Коротенькие страшилки Эдуарда Успенского для детей мне показались страшными. Красная рука, зеленая простыня - основные герои убивающие людей во сне.
  • О русскоязычной школе хоррора не говорят, если она есть. Нужно, чтобы заговорили.
Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы комментировать.