Гэри Хейдник.

отредактировано Сентябрь 2010 Раздел: Статьи, интервью, эссе
Возможно вам будет интересно почитать об этой личности.

Гэри Хэйдник - один из прототипов, послуживших созданию образа Баффало Билла в фильме Молчание ягнят.

Джозефина.

Для Джозефины ночь 26 ноября 1986 года стала ночью, которую она не забудет никогда. Разозленная после ссоры со своим другом, она ушла из их квартиры, находящейся в районе трущоб северной Филадельфии, чтобы поработать.

Стоя под дождем, на сильном холоде, она заметила медленно проехавший мимо нее серебряный кадиллак Куп де Виль, который, заглушив мотор, остановился. Она подошла ближе, поскольку увидела, что окно водителя опустилось: бородатый человек спросил, не хочет ли она поехать с ним. Он выглядел безобидным, она согласилась и села в автомобиль.

Человек представился ей как Гэри и сказал, что по пути они должны заехать еще в одно место, Джозефина согласилась, и вскоре они подъехали к МакДональдсу. Она пошла за ним. Гэри зашел внутрь и купил себе кофе, после чего сидел с пустым стаканчиком, крутя его в руках. Джозефина быстро оценила опытным взглядом своего нового компаньона. Он был белым, лицо обрамлено аккуратно подстриженной бородой, также она отметила проникновенный взгляд холодных синих глаз. Несмотря на то, что на нем были дорогие часы и драгоценности и он водил автомобиль повышенной комфортности, она заметила, что одежда его была дешева и грязна. Оценив его внешность, она снова переспросила имя. «Гэри Хейдник» - ответил он угрюмо. Через некоторое время, он, допив кофе, сказал, что они уезжают. Когда девушка спросила, куда, он ответил ей, что они едут к нему домой.

Медленно они подъехали к обветшалому, захудалому дому. Джозефина увидела там, другой стоящий автомобиль – это был РоллсРойс. Тут уже стало совершенно ясно, что у ее спутника много денег.

Когда они подошли к двери, Хейдник вытащил странный ключ и вставил его в замок. Джозефина спросила его об этом и он объяснил, что разделил ключ на две части и половина его остается в замке, чтобы никто посторонний не мог более открыть дверь. Открывшаяся дверь привела их на кухню, которая была украшена пенни, занимавшие половину ее стены. Хейдник повел ее в гостиную с редкой, старинной мебелью. Затем, предложил ей показать дом и повел ее по узкой лестнице, которая заканчивалась дверью в его спальню. По пути, Джозефина заметила, что вся стена прихожей была частично покрыта одними пятидолларовыми банкнотами.

Хейдник толкнул ее на грязный матрац, приложил металлические зажимы к ее лодыжкам, соединенные одним концом с цепями. Он намазал зажимы клеем и высушил их феном для волос. Другой конец он закрепил вокруг большой трубы, которая была присоединена к потолку. Когда он закончил, он сказал ей сесть, положил ей голову на колени и заснул. Когда Джозефина проснулась – было достаточно дневного света, чтобы она могла разглядеть маленькую комнату, ставшую ее тюрьмой.

В подвале была вырыта маленькая яма. Когда Хейдник возвратился, он принялся за работу, стараясь расширить и углубить отверстие.

Поскольку она пристально наблюдала за его действиями, он объяснил ей, что всегда хотел большую семью и у него уже есть четыре ребенка у разных женщин, но он разошелся с ними по разным причинам. Его план, как он рассказал Джозефине, заключается в том, чтобы заполучить десять женщин и оплодотворить их, чтобы он мог создать свою семью и воспитывать детей. Дабы подтвердить свои намерения, он изнасиловал ее.

После того, как он оставил ее в покое во второй раз, Джозефина ослабила один из зажимов на лодыжках, подтянув цепь к окну, не имея возможности освободиться полностью, она кричала, надеясь, что соседи придут к ней на помощь, однако, к сожалению, на ее крики ответил только Хейдник.

Он бил ее палкой, пока она не успокоилась, после чего, столкнул ее в выкопанную яму и накрыл ее частью фанеры, а сверху сложил тяжелые веса. Чтобы ее крики точно не привлекли внимания извне, он настроил радио на максимальный звук и уехал. Девушка лежала голой в тесной яме, на замерзшей земле, изо всех сил пыталась дышать и ждала смерти.

Сэнди.

У края ямы, несмотря на то, что радио работало на полную громкость, Джозефина ясно услышала жалобные стоны другой молодой черной женщины, на которой из одежды была только блузка. Она была тоже прикована цепью к трубе в той же манере, поскольку была первой. Джозефина уставилась на ту женщину, которая, казалось, совершенно не обращала внимания на то, что с ней происходит. Хейдник позже представил ее как Сэнди Линдсей, прежде, чем оставить их в покое.

Сэнди рассказала Джозефине, что она была подругой Хейдника в течение нескольких лет в Институте Элвина, который был также местной больницей для умственных и физических инвалидов. Она описала Гэри как хорошего друга, который всегда заботился о ней. Голосом, лишенным всяких эмоций, она описывала, как часто у нее был секс с Гэри и его другом Тони. Позже она забеременела, но сделала аборт. Когда Гэри узнал об этом, он рассердился и предложил ей 1000 долларов, чтобы она родила ребенка. Когда она отказалась, Хейдник привел ее сюда и посадил на цепь. После того, как Сэнди рассказала эту историю, она заплакала, понимая всю сложность своего положения.

Однажды Хейдник сказал Сэнди, что ее сестра и два кузена приезжали, ища ее, но уехали, полагая, что дома никого нет. Позже он вынудил написать Сэнди записку своей матери, в которой говорилось, что она ушла и позвонит попозже. Он сказал, что отправит ее письмо из Нью-Йорка, чтобы мать Сэнди подумала, что она убежала. Сэнди, казалось, не придала значение этому замечанию, но умудренная опытом улицы Джозефина, поняла, что Хейдник намеревается держать их заключенным неопределенно долгий срок.

Дни тянулись, переходя в недели, а поведение Хейдника становилось все более и более странным. Он кормил их спорадически и держал на полу голыми, чтобы они в любой момент могли удовлетворить его сексуальный аппетит, который был необуздан. Когда он отсутствовал, они жались друг к другу, пытаясь согреться, и со страхом ждали его возвращения. При случае они пытались звать на помощь, что всякий раз приводило к жестоким избиениям, заставлявшие их кричать еще громче. Любое нарушение правил наказывалось жесточайшими избиениями или заключением в страшной яме. Другой формой наказания, которое он придумал сам, заключалось в том, чтобы подтянуть одну из девушек к трубе одной рукой и оставить их висящими так в течение многих часов подряд.

В то время как Хейдник оттачивал свои навыки мучителя, мать Сэнди активно искала ее. Она сказала чиновнику, что полагает, что ее дочь удерживается против своего желания человеком, которого она знает как Гэри, живущим в 3520на НордМаршаллСтрит. Она предоставила чиновнику всю информацию, которую имела, включая телефонный номер, но не могла вспомнить его фамилию. Чиновник даже набрал номер и сходил в дом, но не получив ответа, прекратил попытки.

Перед Рождеством, Гэри Хейдник совершил еще один рейд на улицу, ища другую женщину. На улице он увидел 19-летнюю Лизу, которая шла к подруге, когда Хейдник остановил возле нее свой Кадиллак. Он высунулся из окна и сделал наводящий на размышления комментарий, который рассердил девушка, ответившую ему, что она не является проституткой. Хейдник быстро извинился и предложил ей просто ее подвезти. Успокоенная изменением в его поведении и впечатленная его внушительным автомобилем, она приняла его предложение.

Он соблазнял молодую женщину поехать к нему домой, купить для нее еды, одежды и свозить в Атлантик-Сити. Он уговорил ее выпить немного вина, в котором были наркотики – Лиза упала в обморок, после чего он ее изнасиловал, надел наручники и присоединил к числу других «рабынь».

Теперь у него уже было 3 из десяти женщин, которых он планировал похитить. Поскольку они делились друг с другом подробностями того, как они оказались здесь, они задавались вопросом, как еще семь женщин будут в состоянии жить в такой маленькой яме, не говоря уж о детях, которые у них родятся. Их единственная надежда была на то, что кто-нибудь все-таки сможет убежать и добраться до полиции.

Еще две.

Десять дней спустя, Хейдник, возвратился из одной из своих поездок с другой женщиной по имени Дебора Дадли, которой было 23 года, и она не собиралась сдаваться Хейднику без борьбы. Со временем, он ее приковал также, как и остальных, но она каждый раз сопротивлялась и подвергала сомнению его право властвовать над ними, чем заслуживала дикие побои. Ее прибытие создало напряженность среди других девушек, которые боялись, что из-за ее неповиновения, они тоже будут наказаны. Избиения были регулярными. Очень часть Хейдник назначал одну из девушек ответственной за поведение остальных, когда он отсутствовал. По его возвращению, она должна была доложить ему о поведение остальных, если они плохо себя вели. В том случае, если были нарушения правил, он приказывал, чтобы главная избила остальных. В это время Джозефина начала завоевывать его доверие, показывая высокий уровень терпимости и повиновения, которое убедило Хейдника, что она довольна своим положением, вследствие чего, она стала любимой из его «жен».

Однако его сексуальный аппетит изменился с прибытием Деборы: теперь, помимо секса с ними всеми ежедневно, он часто вынуждал их заниматься сексом друг с другом, а сам наблюдал. Гигиена не была приоритетной для Хейдника, который просто позволял им протирать свои тела. Некоторое время спустя он позволил девушкам принимать ванну, после чего вступал с ними в половую связь. Количество пищи, которое он обеспечивал, изменялось в соответствии с его настроением. Иногда он давал девушкам только хлеб и воду. На другой день это были несвежие хот-доги и бутерброды с арахисовым маслом. Наконец, он выгодно решил проблему с питанием, давая им консервы для собак и избивая, пока они не съедали это.

18 января Хейдник снова ушел и возвратился с другой девочкой. Он подобрал маленькую 18-летнюю Жаклин на северной стороне города. Как и прежде, он ее изнасиловал и бросил в яму, но когда нужно было ее заковать, оказалось, что кандалы были слишком большими для ее крошечных лодыжек и он вместо этого использовал наручники. Позже, в этот же день, он купил всем китайской пищи, и что еще больше всех удивило – бутылку шампанского по случаю дня рождения своей фаворитки – Джозефины.

Джозефина позже рассказала, что Хейдник был в хорошем настроении, поскольку думал, что Сандра и она были беременными, что на самом деле было не так.

Подвал Смерти

В начале февраля 1987 года, Хейдник нашел причину наказать Сандру Линдси, после того, как он поймал ее при попытке переместить фанеру, закрывавшую яму. Наказание было серьезным: она была вынуждена висеть на перекладине крыши на одном наручнике, одетым на запястье в течение нескольких дней. В это время ее самочувствие ухудшилось. Все еще полагая, что она беременна, Хейдник попытался заставить ее есть хлеб. К концу недели, даже при том, что ее рвало и была высокая температура с лихорадкой, Хейдник продолжал попытки заставить ее есть: часто он запихивал пищу в ее рот и держал рот закрытым, пока она ее не глотала. На следующий день она потеряла сознание. Когда Хейдник не смог разбудить ее, он рассердился, открыл наручники, и, сказав, другим, что она симулирует, пнул ее в яму, где оставил ее, в то время, как остальным дал мороженое и уехал. Когда он возвратился и вытащил Линдси из ямы и проверил ее пульс, он обнаружил, что она мертва.

После этого, он отнес тело Сандры наверх. Спустя некоторое время, они, дрожа от ужаса, услышали страшные звуки. Их ужас сменился отвращением, когда одна из собак Хейдника пришла к яме, держа в пасти длинную мясистую кость, которую стала пожирать перед испуганными девушками. Исследователи позже показали, что Хейдник размолол плоть Линдси, используя кухонный комбайн, и скормил ее собакам. Чтобы избавиться от останков, он приготовил их на печи.

В дни после смерти Сандры, девочки стали замечать ужасное отвратительное зловоние, которое заполнило весь дом. В конечном счете, оно стало настолько сильным, что соседи Хейдника пожаловались полиции. После нескольких требований, в дом послали полицейского, чтобы навести справки, но он уехал, после того, как Хейдник уверил его, что запах был вызван сгоревшим обедом.

После смерти Сандры поведение Хейдника стало еще более странным. Он убеждал девочек доносить друг на друга с обещанием им лучших условий, если те подчинятся. Во время этого периода, девочки разрабатывали план нападения на Хейдника и своего спасения, но планы всегда проваливались. Жаклин позже свидетельствовала, что нападение никогда не осуществлялось, потому что Джозефина каждый раз доносила о том, что они планировали.

Убежденный в том, что девочки постоянно составляли против него заговор, Хейдник разрабатывал собственные планы воспрепятствовать тому, чтобы они не сбежали. После ударов по рукам и ногам девушки, он подвязывал их к перекладине дома и завязывал рот. После чего, взяв, несколько отверток различных размеров, он протыкал им уши, пытаясь оглушить. Он полагал, что если они не могут слышать, то и не услышат его прибытия. Единственная, кого это не коснулось – была Джозефина.

Позже, когда Дебора Дадли начала доставлять проблемы, он освободил ее и взял с собой наверх. Когда она возвратилась, то была необычно тихой и торжественной. После того, как Хейдник уехал, другие спросили ее, что случилось. Запинаясь, со страхом, она сказала им, что Хейдник привел ее на кухню и показал ей горшок, который стоял на печи, в нем была голова Сандры Линдсей. Он открыл духовку и показал части Сандры, которые жарились. Он открыл холодильник и показал руку и другие части тела, которые были завернуты в полиэтилен и сказал ей, что если она не начнет повиноваться, то будет следующей.

В течение нескольких дней к Деборе вернулось самообладание, и она продолжила бросать вызов попыткам Хейдника «приручить» ее. Хейдник добавил к остальным стимулам повиновения новое наказания к тому уже существовавшему жестокому набору приемов, которые у него был, - удар током. Его метод был прост. Он оголял один конец электрического удлинителя, другой включал в гнездо. После чего, он, утверждая свою власть, держал оголенные провода против каждой из цепей девушек и развлекался этим, глядя, как они извивались и танцевали, пытаясь избежать удара током. Как и прежде, Джозефина была освобождена от наказания.

По прошествии многих недель, Хейдник начал видеть в Джозефине нечто большее, нежели пленницу, она, фактически, стала ее партнером и он проводил с ней одной много времени. Так, 18 марта, Хейдник решил наказать других и предложил Джозейине помочь ему. Обработка шоком была с использованием воды. Хейдник приказал Джозефине наполнить яму водой. Три других женщины были в цепях и столкнуты в яму, прежде чем она была наполнена. Они сидели, дрожа от холода и страха, голыми, а провод был всунут в одно из отверстий в фанере, покрывающей яму и касался одной из цепей, посылая толчок электричества, проходящий через все цепи. Провод засунули в отверстие во второй раз, создавая прямой контакт с цепью Деборы. Поглощая большую часть напряжения, Дебора кричала и дрожала, пока не упала. Видя ее падение, Жаклин и Лиза кричали, пока Хейдник не удалил покрытие и не вытащил Дебору. После осмотра выяснилось, что она была мертва. Хейдник же спокойно ел бутерброды и и сказал: «Радуйтесь, что это была не одна из вас».

После он оставил их на несколько минут и возвратился с ручкой и бумагой. Вручив их Джозефине, он приказал ей, чтобы она написала время и дату вверху страницы. Когда она сделала так, как он велел, он заставил ее написать подтверждение, что она помогла казнить Дебору на электрическом стуле. Он сказал ей подписаться прежде, чем добавить собственную подпись. Держа письмо, он сказал ей: «Если ты когда-либо пойдешь к полицейским, я могу использовать это как свидетельство, что ты убила Дебору». Удовлетворенный тем, что она была полностью под его контролем, он отпустил Джозефину с цепи и сказал ей идти наверх. Это был первый раз за четыре месяца, когда она была полностью одета. На следующий день Хейдник возвратился в подвал и, обернув тело Деборы в полиэтилен, помести ее в холодильник и уехал.

Свободные

Смерть Деборы Дадли сделала Джозефину постоянным компаньоном Хейдника: она часто сопровождала его на пикниках и в ресторанах, в походах в магазин. На одном таком пикнике Хейдник сказал Джозефине, что если он когда-нибудь будет пойман, то будет косить под сумасшедшего, поскольку знает, как контролировать процедуру тестирования. Он сказал, что дурачил власти так в течение многих лет, чтобы получить статус неплатежеспособности. Хейдник, казалось, смягчился, после того, как Дебора умерла и начал предоставлять дополнительные удобства пленникам, включая матрацы, одеяла, подушки и даже телевизор, в то время как Джозефина в роли наперсницы, которой доверяют, была удостоена сомнительной чести разделять кровать с Хейдником.

Они предприняли специальную поездку, двигаясь по сельской местности за пределами Нью-Джерси. Хейдник остановил автомобиль в большой лесистой местности, поскольку это было хорошее место, чтобы захоронить тело Деборы. Следующей ночью, 22 марта, Хейдник и Джозефина погрузили частично замороженное тело Деборы в одну из его других машин, в фургон, и возвратились в ту местность, известную как Сосновые Пустоши. В то время как Хейдник прятал тело в роще деревьев, Джозефина ждала его в машине.

На следующий день, Хейдник сказал ей, что он должен найти «замену» для Деборы и предложил ей выйти на поиски вместе. Позже той же ночью, пара ехала по улицам, ища подходящий объект.

Хейдник нашел новую жертву Агнес, которую убедил пойти с ним домой. Вскоре после того, как он привел Агнес домой, она оказалась раздетой и прикованной цепью и заключенной в тюрьму вместе с остальными. Казалось, Джозефина была добровольным участником, но у нее были другие планы, и для их осуществления она была готова ждать долгое время.

Наконец, 24 марта ей представился шанс, когда после нескольких дней мольбы и умасливания, она убедила Хейдника, чтобы он позволил ей сходить навестить свою семью и заодно, чтобы привести ему новую «жену» для его коллекции. Хейдник, стремясь увеличить «семью», согласился при условии, что после посещения ее семьи, она подберет женщину и встретить его на бензоколонке около ее дома в полночь. Позже, тем же вечером, Хейдник, подвез ее близко к дому и выпустил. За несколько секунд Джозефина добежала до квартиры, в которой она жила со своим другом Винсентом Нельсоном.

Когда Нельсон открыл дверь, Джозефина рассказала ему свою невероятную историю. Поскольку она находилась в плену, подверглась сексуальному насилию и была измучена, Нельсон решил, что она сошла с ума. Он пытался успокоить ее, но она продолжала описывать сцены, изображающие смерть, пищу собаки и части тела, пока Нельсон не предложил пойти с ней в дом Хейдника и разобраться с ним. Испуганная тем, что их вмешательство может привести к убийствам других девочек, она убедила его вызвать полицию.

Несколько минут спустя, два полицейских, Джон Кэннон и Дэвид Сэвидж прибыли к ним. Джозефина снова рассказывала свою невероятную историю. Как и Нельсон, Кэннон и Сэвидж нашли, что это в это трудно поверить, пока Джозефина не сняла джинсы и не показала им шрамы на своих лодыжках, где были цепи. Это убедило их, и они отправились вместе с ней на бензоколонку, где в кадиллаке ждал ее Хейдник. Поскольку они вынули свое оружие и приблизились к автомобилю, Хейдник поднял руки и спросил, связан ли это с вопросом задержки платы пособия на ребенка. Они ответили, что его арест связан с более серьезным вопросом. После четырех месяцев отвратительного ужаса, господству террора Хейдника пришел конец.

Ужасные доказательства.

Как раз в пять утра 25 марта 1987 года, команда полиции по руководством лейтенанта отдела по расследованию убийств Джеймса Хансена, достигла адреса 3520 НордМаршалстрит. Не сумев открыть запутанную систему замков Хейдника, Хансен приказал сломать дверь. Одним из первых чиновников вошедших в дом, был Дэйв Сэвидж, тот же, кто и арестовал Гэри Хейдника. Руководствуясь описаниями Джозефины, чиновник МакКлоски пошел прямо в подвал.

Когда Сэвидж вошел в комнату, он увидел двух женщин, спящих на матраце в середине комнаты. Несмотря на холод, их единственным укрытием было тонкое, грязное одеяло. Когда он приблизился к ним, они проснулись и кричали, пока Сэвидж не уверил их, что он был полицейским и приехал, чтобы освободить их. Он заметил, что женщины были прикованы цепью к трубе на потолке и из одежды на них были только тонкие блузки и носки. Когда чиновник спросил, есть ли еще в доме женщины, они указали на лист фанеры на полу, на котором лежали наполненные земле полиэтиленовые пакеты.

Отодвинув их, МакКлоски увидел нагое тело Агнес, сидящей на корточках на дне ямы. После из того, как Агнес вытащили и с нее сняли цепи, ее отправили в машину скорой помощи. С освобожденными женщинами полиция начала поиски. На кухне Сэвидж нашел алюминевую кастрюлю на печи, которая была ужасно опалена и содержала в себе желтоватое жирное вещество. На столе стоял промышленный пищевой комбайн, который недавно использовался, возможно, для помолки сырого мяса. В духовке он нашел блюдо, содержащее обугленную часть кости, напоминавшую человеческое ребро. До этого момента, Сэвидж все еще изо всех сил пытался не верить в произошедшее, но когда он открыл холодильник, то все его сомнения развеялись: расположенное на полке в купе холодильника было человеческим предплечьем.

Более чем несколько дней полиция обыскивала дом и территорию вокруг него, описывая на бумаге, все, что они нашли. Они раскопали передний и зданий дворы, но не нашли более останков человеческих тел. В доме они нашли туалет, полный порнографических журналов, на всех из них были черные женщины. Дом и все, что его окружало производило впечатление того, что владелец был малообеспеченным человеком, живущим только на пенсию ветерана, однако позже они обнаружили, что, фактически, Хейдник был богатым человеком, имевшим инвестиции в Меррилл Линч суммой в 550 тыс долларов. В то время как поиск продолжался, Хейдника подвергали допросу в заключении, поскольку полиция пыталась понять жизнь и мотивы преступления этого потрепанного человека, которого пресса уже окрестила «порочным сумасшедшим».

материал взят с сайта ФБР. перевела Hilda.

Комментарии

  • Нисходящая Спираль

    Гэри Майкл Хейдник родился в ноябре 1943 года в Истлэйк, пригороде Кливленда, штата Огайо.

    Восемнадцать месяцев спустя родился брат Гэри – Терри. Через шесть месяцев Майкл и Эллен, родители Гэри, развелись, и мальчики остались жить со своей матерью и ее новым мужем, пока Гэри не пошел в школу, после чего они ушли жить к отцу и его новой жене. Это не было счастливым временем для мальчков, поскольку они проводили большую часть своего времени, споря с мачехой или в большей части жестко воспитываясь своим отцом.

    Позже Хейдник сказал психологам, что отец непрерывно высмеивал его, когда он писался в кровать. Отец вывешивал влажные простыни в окно, чтобы это видели соседи.

    Над Гэри также смеялись и в школе из-за того, что у него был деформирован череп – результат падения на него дерева. Его брат Терри полагает, что этот несчастный случай и был первопричиной его неустойчивого поведения. Любопытный комментарий, поскольку сам Терри большую часть жизни провел в психиатрических больницах и предпринимал многочисленные попытки суицида.

    К восьмому классу, у Гэри развились уже две навязчивые идеи: сделать деньги и стать офицером. Его последняя амбиция была настолько сильной, что его отец принял меры, чтобы он начал посещать престижное военное училище Стонтон в Вирджинии. Гэри проучился в академии в течение двух лет, получая отличные оценки, но внезапно уехал на последнем году и возвратился домой, чтобы жить со своим отцом. В течение следующего года он зачислился в две различные средние школы, но скоро заскучал после нескольких недель. Наконец, в 18 лет, он присоединился к регулярной армии. Позже Хейдник сказал тюремным психологам, что он оставил Стонтон после посещения психолога, но был не в состоянии указать, почему он чувствовал, что нуждается в консультации и не мог сообщить его результаты.

    Хейдник быстро приспособился к армейской жизни, однако друзей у него было немного. Во время обучения ему был дан высший бал. После этого он отправил несколько прошений на обучение на специалиста в военную полицию, но получил отказ. Его послали в Сан-Антонио, Техас, где учился на санитара. Здесь он преуспел и основал процветающий бизнес, предоставляя ссуду другим солдатам и начисляя по ним проценты. К сожалению, это предприятие ждало скорый конец, когда он был отправлен в полевую больницу в Западной Германии. В течение недель после его регистрации Хейдник в школе для получения диплома, он получил по баллам 96%. В конце августа 1962 года он пришел в больницу с жалобами на головокружение, помутнение зрения и тошноту. Невропатолог позже решил, что Хейдник страдает от гастроэнтерита, а также были признаки и психического заболевания.

    Доктор Джэйк Эпш, дипломированный филадельфийский психолог, позже исследовал историю психического заболевания Хейдника и пришел к выводу, что, хоть и в армии не указано, считали ли они его шизофреником, но предписали ему тяжелый транквилизатор, предназначенный обычно для устранения состояний психоза и избавления пациентов от галлюцинаций.

    Через некоторое время Хейдника отослали в штаты. Три месяца спустя ему дали увольнительную из армии на медицинском основании и 100% пенсию по инвалидности. Официальный диагноз бы таков: «шизоидная диссоциация личности». Он отслужил только 14 месяцев. После отъезда из армии, он обосновался в Филадельфии и получил лицензию практикующего медбрата. Позже он зарегистрировался в университете Пенсильвании и получил знания во множестве предметов, включая антропологию, историю, химию и биологию. В конечном счете, с его квалификацией, он был в состоянии получить работу в больнице университета, но позже был уволен, по причине плохой работы. Тогда он устроился в больницу правительства ветеранов Филадельфии, где обучался на медбрата психбольницы, но его попросили уйти из-за плохого отношения к пациентам.

    С тех пор жизнь Хейдника стала хуже, поскольку он много времени проводил в психиатрических больницах. В 1970 г. его мать Эллен покончила с собой, выпив яд, что только ухудшило и без того уже хрупкое умственное здоровье. За многочисленными попытками самоубийств следовали долгие дни в больнице, продолжая и продолжая этот порочный круг. Он часто проводил долгие периоды, отказываясь от всякого общения, что почти граничило с кататонией. В один из моментов прояснения с ним провели ряд тестов для проверки его умственных способностей, которые показали, что тот имел превосходных интеллект.

    Показателен следующий случай, в вопросе о его умственном здоровье: когда он в детстве напал на своего брата Терри с деревянным самолетом, посетив его, когда Терри выздоравливал, он сказал, что если бы тот умер от своих ран, то он положил бы в ванну полную кислоты, чтобы избавиться от его тела.

    С каждым разом его поведение становилось все более причудливым. Он проводил множество дней в полном молчании, общаясь только посредством записок. Он постоянно носил кожаный жакет, который отказывался снимать. Хейдник совершенно не заботился о своей личной гигиене и развил ряд особенностей, таких как приветствие и закатывание штанов на одной ноге, когда не желал, чтобы его тревожили.

    В 1971 году, после поездки в Калифорнию, Хейдник сделал потрясающее открытие, заключавшееся в том, что он должен сформировать свою собственную церковь. Вернувшись в Филадельфию, он зарегистрировал Объединенную Церковь Министров Бога и присвоил сан «епископа Хейдника». Тогда у церкви было только пять членов, в которые входил Терри Хейдник и старая подруга Гэрри. В 1975 г. Хейдник открыл счет в Меррил Линч на имя церкви. Поставив на кон все свои 1500 долларов, он получил в итоге 545 тысяч за 12 лет, в течение которых был или в псих больницах или в церкви со своими немногими прихожанами.

    Будучи постоянным клиентом в психиатрических больницах, Хейдник стал известен и в полиции: в 1976 г. он был обвинен в нападении при отягчающих обстоятельствах и ношении оружия без лицензии. Обвинения были предъявлены, после того, как Хейдник выстрелил в человека, арендовавшего у него дом, поранив ему лицо. Дом был позже продан, в то время как новые владельцы в процессе его уборки нашли коробки порнографических журналов и закопанное отверстие в бетонном поле подвала.

    18 месяцев спустя он снова привлек внимание полиции, когда заключил соглашение с сестрой своей умственноотсталой подруги в псих больнице, чтобы та ее опустила, и держал ее заключенной в своей квартире. Сестра, также задержанная им, была позже освобождена из запертого чулана в подвале Хейдника. После ее возвращения в больницу, выяснилось, что она была изнасилована, в том числе и извращенным способом, заражена гонореей вагинальной и оральной. Хейдник был арестован и обвинен в похищении, насилии, незаконном задержании, ложном заключении и непреднамеренном извращенном половом сношении.

    Когда это дело было направлено в суд в ноябре 1978 года, Хейдник не признал себя виновным и встал на позиции невиновности. После заказанной психологической экспертизы, выяснилось, что Хейдник является вменяемым, вследствие чего он был признан виновным и приговорен к сроку лишения свободы от трех до семи лет. В процессе апелляции, первоначальное решение суда было изменено, и ему сократили срок на три года лишения свободы в различных псих больницах.

    12 апреля 1983 г. он был наконец освобожден при условии, что остается под наблюдением санкционированной государственной программы умственного здоровья. Как в очень многих подобных случаях, если бы было ясно истинное устройство ума Хейдника, он никогда бы не был освобожден.

    До своего заключения Хейдник имел различные отношения с женщинами, среди которых, казалось, предпочитал черных. После этих отношений у Хейдника родились дети. Первая его женщина родила дочь, но вскоре уехала, забрав, ребенка. Другая женщина – Дороти была у него в плену. Согласно показаниям соседей, Хейдник ужасно относился к ней, избивал, запирал, не кормил. Дороти убежала и была найдена позже в шоковом состоянии.

    Следующей женщиной была Анжеанетт, в изнасиловании сестры которой был обвинен Хейдник. Она была задержана, но когда Хейдник возвратился из тюрьмы – уже ушла. Полиция не смогла ее найти и сделала Хейдника ответственным и за ее исчезновение.

    Следующим партнером Хейдника была проститутка из эскорт-услуг. Его критерии отбора были просты: он хотел восточную девственницу. Несколько недель он общался посредством звонков и переписки с почти соответствующей его параметрам, молодой филиппинской женщиной по имени Бетти. В конечном счете, Хейдник предложил ей брак, сказав ей, что он министр, Бетти приняла предложение и поехала в Филадельфию в сентябре 1985 г.

    Встретив ее в аэропорту, Хейдник отвез ее домой и показал ей ее комнату. Она был потрясена, увидев в кровати, которую должна была занять, спящую женщину. Хейдник сказал, что женщина была платящим арендатором. Несмотря на плохое предчувствие, она вышла за него замуж 3 октября в Мэриленде. В течение первой недели, Хейдник вел себя хорошо и говорил о начале их семейной жизни. Неделю спустя, она возвратилась из похода по магазинам и нашла Хейдника в кровати, занимающегося сексом с тремя женщинами. Испуганная, она потребовала, чтобы он ей заплатил и отослал домой, но он отказался, говоря ей, что он босс, а наличие многократных сексуальных партнеров нормально для него.

    С того времени Хейдник никогда не был без других женщин в доме и часто заставлял Бетти смотреть, как он занимается с ними сексом. В случаях, если она жаловалась, он говорил, что изобьет ее и приказывал, чтобы она приготовила для него партнерш. Дни шли, он становился все более жестоким и постоянно предупреждал Бетти, что если она уедет, то он найдет и убьет ее.

    Однако, последняя капля терпения Бетти иссякла в 1986 году. После того, как она пожаловалась на то, что он приводит домой женщин, Хейдник избил ее, изнасиловал вагинально и анально, и снова угрожал убить ее. Поскольку она знала только Хейдника и его друзей, Бетти была вынуждена обратиться к другим членам филиппинского сообщества для помощи. Они убедили ее, что она должна оставить его: четыре дня спустя, притворяясь, что она идет за покупками, Бетти уехала и не вернулась. Две недели спустя Хейдник был обвинен в нападении, посягательстве на половую свободу, супружеское насилие и принуждение к половым сношениям. К счастью для Хейдника, период ограничения его прежних нарушений истек как раз за день перед его арестом. Его везение продолжилось, когда обвинения были отклонены, поскольку Бетти была не в состоянии явиться для предварительного слушания. В 1987 г. Бетти вызвала Хейдника в суд в попытке получить пособие на ребенка, о котором Хейдник не знал, но рожденного от одного из актов с Бетти. Во время этого дела, судья узнал историю болезни Хейдника и приказал подвергнуть его ряду тестов, чтобы определить его умственное здоровье. К тому времени, когда тесты еще проводились, двое из девушек, которых он держал как пленниц в подвальной «фабрике детей», уже умерли.



    Сумасшедший или кто?

    23 апреля 1987 г. Хейдник появился впервые в суде. Около него сидел его советник Чарльз Перуто. Хейдник выбрал Перуто, опытного, известного острым нравом, имеющего репутацию адвоката, выигрывавшего в самых сенсационных случаях. Хейднику были предъявлены обвинения в убийстве, похищении, насилии, нападении при отягчающих обстоятельствах, принуждении к половым сношениям, непристойное обнажение, ложное заключение, незаконное задержание, простое нападение, посягательство на половую свободу и другие связанные с этими нарушениями. Самыми заслуживавшими осуждения свидетельствами против Хейдника были непосредственные свидетельства пленников. Первой свидетельницей, которую вызвали – была Лиза, которая в мельчайших деталях описала, как Гэри Хейдник приковал ее цепью, избил и изнасиловал. После нее свидетельствовала Джозефина. Ясным и уверенным голосом она рассказала свою историю с того времени, как была подобрана Хейдником до времени, как она была освобождена. Она особенно ярко и четко описала смерть Сандры Линдси и убийство электрическим током Деборы Дадли, признав, что она была то, кто засунул шнур питания в яму. Перуто позже при пересекающемся допросе, обвинил Джозефину в подстрекательстве многих из избиений и в смерти Дадли от электирческого тока. Лиза на допросе тоже обвиняла Джозефину в том, что она была добровольным партнером Хейдника в убийствах и извращениях, однако, ее свидетельство было опровергнуто, когда Жаклин сказала суду, что Джозефина приняла предложение Хейдника, когда она была под угрозой смерти или наказания. Слушания закончили показаниями доктора Пола Хойера относительно частей тела и других останков человека, найденных на кухне Хейдника. В беззвучном зале суда доктор Хойер зачитывал вслух пункты, составляющие перечень найденного, как ужасный список покупок в магазине: два предплечья, одна верхняя рука, два колена, два сегмента бедра,….в целом, 24 фунта останков человека была найдены тщательно обернутыми и сохраненными в рефрижераторе Гэри Хэйдника. Он был обвинен и задержан для слушания. Слушание началось 20 июня 1988 г. в заполненном зале суда. Поскольку Чарльз Галлахер обрисовал в общих чертах версию обвинения, но заострил внимание на всех кровавых деталях, Чак Перуто, зная о том, собирался делать упор на доказательстве безумия Хейдника.Если в предварительном слушании версия обвинения была сильной, то на втором слушании она оказалась еще более убедительной. Вводные утверждения обеих сторон занимали всего несколько минут, затем Чарльз Галлахер стал вызывать своих свидетелей. В течение двух дней, арбитры из шести белых и шести афроамериканцев, услышали доказательства пленников, их семей, полиции и медицинских ревизоров. Поскольку судья удалил последнего из свидетелей судебного расследования, Чак Перуто попросил, чтобы обвинение в предумышленном убийстве было снято на том основании, что намерение убить не доказано. Ответом судьи Линни Абрахам был таким, что впоследствии, после этого дела, Перута станет известным под определением «отвергнутого».

    Защита Чака Перуто основывалась на показаниях двух специалистов: психиатра Хейдника Клэнси МакКинзи и психлога Джек Эпша. К сожалению, для Перуто и Хейдника, когда он вызвал первого свидетеля для дачи показаний, выяснилось, что у МакКинзи была собственная версия. МакКинзи, который провел в общей сложности сто часов с Хейдником, отказался отвечать на прямые вопросы и предпочел вместо этого начать интеллектуальное обсуждение шизофрении и других, связанных с ним умственных расстройств, которые время от времени полностью смущали арбитров. В конечном счете, Перуто, удалось направить МакКинзи в нужное русло, чтобы узнать его мнение относительно важного аспекта своей защиты – безумия. Знал ли Гэри Хейдник различие между понятиями «правильно» и «неправильно»? МакКинзи ответил, что Хейдник не знал этого различия.

    Тогда Перуто попросил, чтобы судья поставил перед арбитрами вопрос о сообщничестве Джозефины. На что судья Абрахам ответил, что девушка была вынуждена сделать то, что сделала, и что если Хейдник способен к вербовке, то тогда очевидно, что он абсолютно нормален. Тогда мудрый Перуто решил не упирать на этот пункт. На следующий день, защита потерпела другую неудачу, когда судья Абрахам отказался допустить большую часть доказательств Джека Эпша истории умственного расстройства, считая их недопустимыми. Перуто был загнан в тупик, поскольку большая часть его защиты строилась именно на доказательствах Эпша и МакКинзи, но тот подорвал собственную репутацию, а Эпшу не позволили вынести на обсуждение результаты его кропотливого исследования относительно болезни Хейдника, детали которого, по мнению Перуто, должны доказать, что его клиент был безумен большую часть своей взрослой жизни.

    Тогда Перуто вытащил свой последний козырь, вызвав профессора Кеннета Кула, другого психиатра. Кул был в состоянии предоставить свое профессиональное мнение относительно здравомыслия Хейдника, однако на закрытом слушании, Абрахам постановил, что его доказательство «смущает арбитров» и отклонил эти свидетельства. В перекрестном допросе Кул признался, что провел с Хейдником всего 20 минут и «уехал в расстройстве», поскольку тот отказался с ним говорить. Это также повредило защите. Когда Галлахер спросил, на чем же он базировал свой анализ, тот признал, что положился на предыдущие исследования болезни Хейдника.

    Заключительное слово, окончательно подрывающее защиту, Галлахер предоставил своему дополнительному свидетелю – Роберту Киркпатрику, брокеру Меррил Линч. Он засвидетельствовал тот факт, что он знал Хейдника как «проницательного инвестора, который точно знал, что он делал». В течение следующих нескольких дней Перуто и Галлахер вызывали дополнительных свидетелей, чтобы доказать или опровергнуть аргументы друг друга, пока свидетели не закончились, тогда она начали заключительное суммирование. На следующий день судьей Абрахамом были вызваны эксперты, давшие показания о различных особенностях убийства и законных основаниях для их приговора.

    Наконец, 30 июня 1988 года, после 16 часов обдумывания и более двух с половиной дней слушаний, арбитры были готовы. Когда Бетти Энн Бенетт, арбитр, выбранный, чтобы зачитать приговор, вышла, Чак Перуто был уверен, что его клиент будет признан виновным в самом меньшем – в тяжком убийстве второй степени и таким образом избежит смертной казни. Однако его надежды были разбиты, когда Беннетт начала читать приговор.

    «Виновен в убийстве Деборы Дадли первой степени. Виновен в убийстве Сандры Линдси первой степени». И таким образом список продолжался. К тому времени, как Беннетт закончила, Хейдник был признан виновным по 18 обвинениям. Два обвинения в предумышленных убийствах, пять обвинений в насилии, шесть обвинений в похищения, четыре обвинения в нападении при отягчающих обстоятельствах и одно обвинении в непреднамеренном извращенном половом сношении.

    Эпилог

    И по сей день Жаклин, Агнес и Лиза страдают от травм, полученных в плену Хейдника. Вместе с Джозефиной они возбудили гражданские процессы, дабы получить доступ к фондам в Мерилл Линч, считая, что их надо разделить одинаково между ними как компенсацию за преступление.

    Другие стороны, такие как Мирный корпус и ИРС также подали на прошение на разрешение доступа к фондам.

    В течения одиннадцати долгих лет Гарри Хейдник ждал в тюрьме упразднения смертного приговора. За этот период он совершил несколько попыток самоубийства, что сыграло незначительную роль в апелляционном процессе. Наконец, 6 июля 1999, в 10:29 пополудни, Гэри Майкл Хейдник был казнен посредством введения смертельной инъекции. После его смерти никто из членов его семьи не предпринял мер, чтобы потребовать его тела.
Эта дискуссия была закрыта.